Замполит от Бога. Кто первым из русских священников отслужил молебен в Антарктиде?

Замполит от Бога. Кто первым из русских священников отслужил молебен в Антарктиде?

Главное, история, культура, Соотечественники Комментариев к записи Замполит от Бога. Кто первым из русских священников отслужил молебен в Антарктиде? нет

Патриарх Московский Кирилл первым из предстоятелей Русской Православной церкви посетил Антарктиду и отслужил литургию на южном континенте. А известно ли кому-либо имя первого православного священника, отслужившего в январе 1820 года благодарственный молебен у берегов только что открытой русскими моряками Антарктиды?

Сохранилось ли оно в истории отечественного флота и Русской православной церкви? В трудах командиров шлюпов «Восток» и «Мирный» имя священника даже не упоминается. Да и не мудрено, ведь на первое приказание командования взять служителя церкви в плавание и Беллинсгаузен, и Лазарев ответили отказом, ссылаясь на отсутствие для него приличного места.

И все же история сохранила для нас его имя. На кораблях экспедиции, отплывающей к неизвестному материку Южного полюса, отправился с благословения Александро-Невской лавры митрополита Серафима иеромонах Дионисий.

Чем занимался корабельный священник во время дальнего плавания? Примерно тем же, чем занимались в советское время заместители командира по политической части, а сейчас офицеры-воспитатели – поддержанием высокого морального духа матросов и офицеров.

Не забывайте, что карт океана, куда направлялись шлюпы, не имелось. Случись серьезная авария, надеяться экипажам было не на кого, только на Господа бога! И когда в январе 1820 года перед глазами моряков возник загадочный ледяной материк, они с сердечным трепетом слушали благодарственную молитву, которую читал корабельный священник.

Вот как пишет об этом в своем походном дневнике Михаил Петрович Лазарев: «Сего дня праздник Рождества Христова, все оделись в парадные мундиры, и, невзирая на плохую погоду, я посредством телеграфа (так тогда моряки называли флажной семафор – прим. автора) пригласил на шлюп священника, который прибыл в 11 часов. Все слушали молитву, кроме вахтенных».

По пути домой шлюпы почти шесть месяцев пробивались сквозь лютые штормы. Волны были такие, что моряки надеялись лишь на молитвы своего священника. И отец Дионисий вымолил для них жизнь. Океан пощадил моряков.

24 июля 1821 года шлюпы «Восток» и «Мирный» вернулись в Кронштадт. На путешественников, вернувшихся из похода в никуда, посыпались награды. С военными моряками и даже с врачами все было просто: их наградили орденами, новыми чинами, денежными премиями и пожизненными пенсиями. Всех – от командиров шлюпов до последнего матроса. Трудность возникла с профессором-астрономом И. М. Симоновым, живописцем Академии художеств П. Н. Михайловым и иеромонахом Дионисием. Они нигде не служили, и чиновники Морского министерства и двора его императорского величества не знали, «по какому ранжиру» награждать этих героев.

Впрочем, Ф. Ф. Беллинсгаузен отправил морскому министру в августе 1821 года рапорт, в котором ходатайствовал «…между прочим, о награждении, по усмотрению духовного начальства, иеромонаха Дионисия, в уважение трудов его, во время сего вояжа им понесенных».

В результате ученому, художнику и корабельному священнику была выплачена единовременная денежная премия, равная двойному окладу лейтенанта флота. А позже из средств личного кабинета императора Александра I определена пожизненная пенсия: профессору астрономии – 300 золотых червонцев в год, живописцу – 1500 золотых червонцев. Иеромонаху же Дионисию годовая пенсия была назначена в сумме… 120 рублей бумажными ассигнациями. Наверное, решили, что и этого будет довольно с чернеца. Но и эту скромную пенсию от царя монах так и не успел получить.

Мы не знаем, сколько лет было отцу Дионисию, но вряд ли настоятель Александро-Невской лавры отправил в дальнее плавание дряхлого старца. Однако морское послушание отняло у священника слишком много сил. Сразу по возвращении в Петербург он слег и был помещен в больницу патриархии. А 9 октября 1821 года, через два с небольшим месяца после благополучного завершения экспедиции, отец Дионисий скончался и был похоронен на погосте лавры. О чем митрополит и сообщил чиновникам, когда те запросили, на какой адрес отправлять пенсию, пожалованную царем?

Священник, первым в истории Православной церкви отслуживший молебен у берегов Антарктиды, скончался всеми забытый, и могила его утрачена. Пока не найден даже его портрет – разве что в зарисовках художника-полярника Михайлова отыщется? Ничем не награжденный, даже памятью потомков, ушел в мир иной человек высокого духовного подвига – иеромонах Дионисий.

Член Союза писателей России, действительный член Русского Географического Общества Александр Александрович Смирнов, Главный редактор журнала «Морское наследие» Игорь Витальевич Козырь.

По материалам flot.com

Автор

Похожие статьи

Back to Top