«Думали, что хунвейбин. А он хуже оказался»

«Думали, что хунвейбин. А он хуже оказался»

Главное, китай, Литература, Последние новости Комментариев к записи «Думали, что хунвейбин. А он хуже оказался» нет

Писатель Борис Егоров, проживающий в Германии — о том, как его чуть не соблазнила китайская мафия.

— Что лучше – когда ноги хреново ходят, или когда глаза хреново видят? То есть, я хотел сказать – что хуже?

Где-то раз в три месяца младшая опекунша возит меня с моей глаукомой на контрольный осмотр к глазному доктору. Ох, и бабник же этот доктор! Кстати, судя по фамилии он поляк. Медсестры у него меняются, как перчатки. И одна другой – краше. Йе-эх! И чего я на глазного доктора не учился…

Приехали как-то в очередной раз. Опекунша поехала парковать авто, а я уселся в комнате ожидания. Рядом со мной сидел узкоглазый джентльмен. Гаврилка-бабочка, запонки в виде каких-то драконов. Костюм с отливом – я еще, помню, подумал: «Во, мечта Косого из «Джентльменов удачи». Наверно, у дядьки и машина есть с магнитофоном…»

От нечего делать достал я мобильник и стал пасьянс раскладывать. Который «Косынка».

Нда-а. А сосед мой оказался не такой уж и джентльмен. Оказывается, пока я щелкал кнопками – он подглядывал. И, усмотрев в мобильнике русские слова, нахально поинтересовался: «Я прошу прощения – вы русский?»

Ну, я совсем не удивился, потому, что уже как-то привык, что тут и немцы, и англичане, и вьетнамцы – все, кому не лень, по-русски разговаривают. А сосед вспомнил про джентльменство и представился.

Имя его я, естественно, не запомнил. Но он сказал, чтобы я его называл просто Цзе, и что родом он из Пекина. И уточнил: «Пекин – это столица великого Китая». Ишь!

Ну, я тогда тоже представился: «Борис. Родом из Москвы. Москва – это столица не менее, а то и поболее великой России». Китаец снисходительно улыбнулся: «Я знаю, что такое Москва. Не раз там бывал».

В раннем детстве наша семья жила в московских Текстильщиках. И в окрестных домах проживало много кегебешников (в том числе и покойный мой папаня). Видимо, к ним же относился и самый настоящий китаец, живший с семьей в соседнем доме. Такой дядя Сю. Он был женат на украинке, имел троих сыновей (с младшим я дружил).

Этот дядя Сю очень активно… мнэ-э… интегрировался в местное общество. Разве что только на троих с нашими мужиками не соображал. А за столом, стоящем посреди двора, за которым с утра до вечера посменно разыгрывались доминошные битвы – там дядя Сю присутствовал почти постоянно. Мужики наши не обращали внимания на то, что он китаец, и принимали его, как своего. До тех пор, пока в Китае не начали буянить хунвейбины, и не произошли события на Даманском. Помню, за обедом отец рассказывал мамане: «Все, китаец перестал в домино играть. Мужики наши, как подопьют, так начинают до него докапываться. Что ж ты, с.ка косоглазая! Эсесер – Китай – дружба навеки! Где она, падла, твоя дружба? Думаешь, ежли вас много, дык и борзеть можно? Фашистов тоже было много, и где они теперь? Ох, достукаешься ты, ох и достукаешься! А китаец сидит, пыхтит, ничего понять не может. Начал было объяснять, что с детства в Союзе живет – так мужики вообще реветь начали. Типа, мы тебя пацаном приютили, а ты нам с.ать начал? Ушел, бедолага, пока по башке не настучали. Больше не приходит».

Вспомнил я вот эдак детство и посмотрел подозрительно на соседа – а вдруг хунвейбин? А оказалось – еще хлеще.

Появилась моя опекунша. Глянула на моего соседа, малость ее перекосило, и мне сказала: «Тебя просили в регистратуру подойти».

Ну, я поднялся, извинился перед китайцем, и мы вышли в коридор. Опекунша мне говорит: «Давай здесь посидим». Я ничего не понял. А она: «Он тебе еще девочек не предлагал? Первую на пробу бесплатно?»

Вот так номер! Джентльмен-шмаровоз, кубыть-мабуть-едрена штукатурка! Не успел я расставить мозжечки по местам, как меня позвали к врачу. Шел, а сам думал: «Не. Надо учиться жить по-немецки. Улыбаются, но технично держат дистанцию…»

Фото предоставлено автором

Фото предоставлено автором

Борис Егоров родился в семье советских дипломатов в 1952 году. Учился на факультете журналистики МГУ. Работал журналистом, кочегаром, бурильщиком, матросом, рабом.

С 2012 года живет в Германии без документов, не является гражданином никакой страны. В 2014 году стал победителем конкурса рождественских рассказов портала Lenta.ru.

Автор

Похожие статьи

Back to Top