«Русский язык — как воздух. В наших силах его не портить»

«Русский язык — как воздух. В наших силах его не портить»

Digital media, Великобритания, Главное, культура, Последние новости, Россия, Соотечественники Комментариев к записи «Русский язык — как воздух. В наших силах его не портить» нет

Интервью с главным редактором крупнейшей русскоязычной газеты Британии Angliya.com Ильей Гончаровым — штука для меня всегда, при всех наших с Ильей идеологических разногласиях, занятная,  «содержит элементы юмора» и рекомендуется к прочтению любому, кто не является страусом. Причем в прямом смысле.

— Илья, Вы возглавляете, пожалуй, самое известное русскоязычное издание Британии, что, на мой взгляд, заслуженно было отмечено в 2015 году на Конгрессе Всемирной ассоциации русской прессы в Москве.

Вам тогда премьер России Медведев вручил грамоту за “большой вклад в сохранение русского языка и культуры, а также в дело консолидации соотечественников за рубежом”.

Потом Вы написали в соцсетях, что не согласны с формулировкой награды и «В другой жизни я бы этим очень гордился и беспардонно хвастался»

И я не знаю, в курсе Вы или нет, но у какого-то количества наших коллег-журналистов (и я тоже был одним из первых публичных критиков) Ваш поступок тогда вызвал, мягко говоря, недоумение.

Причины, думаю, понятны, — многие  (и, повторюсь, я тоже) посчитали, что, по крайней мере, с некоей, отнюдь даже не политической, но этической точки зрения, логично было бы или не брать награду, в связи с несогласием с формулировкой или награду все же приняв, уже потом не говорить, что не согласен и т. д. Тем более, что насколько я знаю, список тех, кому будет вручена награда, был известен заранее. Так что это за история? Как так получилось?

— Да тут нет никакой особенной истории. Написал я это через час после вручения. С формулировкой у меня тогда было чисто смысловое расхождение, ради которого вставать в позу не было никакого смысла, это было бы просто глупо и невежливо по отношению ко всему Конгрессу русской прессы. Это как начать спорить с человеком, сказавшим тебе не совсем заслуженный комплимент.

Каждый имеет право на мнение: я считаю, что сохранением языка и культуры занимаются организации вроде Пушкинского дома в Лондоне. Или вроде тех организаций, чьи руководители были награждены 1 февраля  Путиным — драмтеатр в Тбилиси, русское культурное сообщество в Бишкеке, и другие некоммерческие организации, в том числе и СМИ.

А коммерческие СМИ и организации, по моему мнению, должны идти по какой-то другой категории. Награждать коммерческие СМИ за сохранение культуры — ну это, я не знаю, как награждать кафе “Шоколадница”, арендующее помещение в здании консерватории, или агентство по продаже билетов.

Я тогда так и написал у себя в Фейсбуке: мы являемся не защитниками, а пользователями русского языка и культуры. Мы пользуемся ими, как воздухом. Воздух тоже нельзя ни защищать, ни сохранять. Зато в наших силах его не портить.

Но это моя точка зрения. Если кто-то считает по-другому — то ради бога. Сирень бывает белая, а бывает и сиреневая. Грамота правительственная — правительству и решать, кому и за что ее вручать, в конце концов.

Читать также: «От ненависти лечит Россия» (интервью с главредом портала «Израиль24»)

Опять-таки можно посмотреть на вопрос и в другом свете: мы своим существованием создаем и поддерживаем языковую среду. Значит, можно сказать, что таким образом косвенно мы тоже участвуем в сохранении языка и культуры.

Что касается остального, то нужно понимать вот что: есть газета “Англия” — издание абсолютно политически нейтральное. Которое работает со всем спектром людей и организаций — общественных, коммерческих, культурных и всех других. От Россотрудничества до фонда “Открытая Россия”. И бесплатно публикует их афиши (тем самым, кстати, снова подтверждая свою причастность к поддержке культуры).

А есть сотрудник этой газеты — Илья Гончаров. Который своего критического отношения к некоторым действиям российских властей не скрывал и не скрывает, но это, по большому счету, его личное дело. На редакционной политике его пристрастия никак не сказываются.

Так вот: грамоту выписали не Илье Гончарову, а газете “Англия”. То есть — людям, которые ее создали и работали в ней. И работают. Это было признанием важности их труда. И я не мог поставить свои личные политические взгляды важнее труда своих коллег, и когда за пару дней до Конгресса узнал о том, что “Англия” в списке, решил просто поехать и получить ее. Как сотрудник редакции.

Собственно, и Медведев мне эту грамоту вручил не потому, что по вечерам зачитывается “Англией”, а тоже по долгу службы.

Однако, чтобы избавить себя от бессмысленных, но неизбежных расспросов политически озабоченных знакомых (в духе “как ты мог”), я счел нужным сразу же обозначить в Фейсбуке, что это история не личная. Если кто-то напрягся и увидел в нем что-то неэтичное, тот пусть перечитает еще раз без напряга.

— А еще раз позовут за наградой в Россию — приедете?

— Смотря что за награда. Если что-то в духе “за лояльность Его Превосходительству”, то не поеду, но ведь мне за это и не выпишут. А если за дело — то поеду, почему нет-то? Может, в другой раз и сам кого-нибудь приглашу и подарю что-нибудь.
Вообще, как я понимаю, вы видите эту историю в том же свете, в каком общественность рассматривает недавнюю фотографию Ходорковского, Пригожина и Венедиктова. Мол, а как же рукопожатность?

Я сторонником “института рукопожатности” никогда не был. Особенно в России, где одна половина страны сидела, другая охраняла, третья — воровала, а четвертая — подворовывала, он в принципе не работает.

Мне даже само слово “рукопожатность” не нравится. Есть в нем что-то от слова “ж…”. И от “разнож…пицы”. Если будем жить в разнож…., то и будем в ж….

Я всегда искал общий язык с самыми разными людьми. Жизнь есть там, где есть понимание и сотрудничество, а они невозможны без диалога.

— Общаясь с довольно большим количеством главредов русскоязычных СМИ по всему миру, я отметил следующую тенденцию: многих из них (особенно тех, для которых их СМИ — не имиджевый, а бизнес-проект) заботит вопрос раскола русскоязычной диаспоры по поводу украинского вопроса.

Причем в смысле сугубо практическом — те или иные материалы (иногда даже абсолютно нейтральные, но, как говорится, время сейчас такое, «нервическое») могут оттолкнуть часть аудитории, потенциальных или уже существующих рекламодателей.

Существует ли такая проблема в русскоязычной диаспоре Британии, сталкивались ли Вы с ней и если да, то как решали?

— Вы знаете, когда начинался Евромайдан, я тоже боялся, что начнется что-то подобное. Однако у нас в Лондоне раскола не произошло.

Отчасти — потому, что русскоговорящая диаспора в Британии в целом и так всегда была очень разобщенная. Она — архипелаг, где жители одного острова не знают о существовании жителей на пяти других. Этой разобщенности способствует и многослойность британского общества, и даже география. Наши в Мэйфере, наши в Сити, наши в Кембридже и наши в Баркинге — это такие четыре разных Борьки, которые не знакомы друг с другом.

Так что если русские с украинцами и пересекались, то чаще всего по экономическим мотивам. Но эти мотивы оказались сильнее политических, и эти связи не оборвались.

Объявления у нас, например, украинцы как подавали, так и подают, тут мы не пострадали.

Меня немного били по голове читатели во время аннексии Крыма. И с той, и с другой стороны — за молчание. С одной стороны было возмущение, почему “Англия” не расскажет всю правду о зверствах зеленых человечков в Крыму. В справедливый британский суд грозились отвести, где бы мне быстро за это аннулировали визу (хотя я живу не по визе). С другой — угрозы начистить рыло редактору, который скрывает страшные факты о преступлениях бандеровцев.

Ответ у меня и тем, и другим был одинаковый: мы — местное издание, и не пишем о других странах. “Англия” пишет об Англии. и если о России или Украине что-то у нас бывает, то оно связано с местными событиями: визитами официальных лиц, заявлениями британских политиков и так далее.

— Что происходит на рынке русскоязычных СМИ Британии? В России рынок медиа, как по обьективным, так и субьективным причинам, падает. А в Соединенном королевстве? ”Англия” уже всех «съела»?

— Хорошо все у нас. “Англия” растет качественно и количественно. Мы по-прежнему крупнейшее и лучшее СМИ на русском языке в нашей стране. В январе 2016 года, например, 100 тысяч посещений у нас на сайте было. Я хожу и хвастаюсь этим обстоятельством второй день.

Но одного издания для такой аудитории уже мало. Новые проекты появляются. Интересные журналы, онлайн-радио. Рынок растет, аудитория увеличивается. Особенно много россиян приезжает в последнее время. Как по объективным, так и по субъективным причинам.

— И завершающий вопрос — что в планах у ”Англии”?

Курица снесла яйцо весом 5 (пять) кг. Набежали репортеры, спрашивают у курицы:

— Как вам это удалось?

— Секрет.

— А какие у вас планы на будущее?

— Снести яйцо весом 7 кг!

Репортеры — к петуху:

— Как вам это удалось?

— Секрет!

— А какие планы на будущее?

— Набить морду страусу!

— Спасибо, Илья, за, как всегда, интересную беседу. В свою очередь беру на себя обязательство удержаться от искушения сделать заголовок к этому интервью «Главред газеты «Англия» будет биться со страусом».

Вопросы задавал Аркадий Бейненсон

Автор

Похожие статьи

Back to Top