Борис Егоров. Случайная гастроль, или Как приятно иметь дело с соотечественником…

Борис Егоров. Случайная гастроль, или Как приятно иметь дело с соотечественником…

Главное, Литература, музыка, Соотечественники Комментариев к записи Борис Егоров. Случайная гастроль, или Как приятно иметь дело с соотечественником… нет

Мы продолжаем традиционную субботнюю публикацию рассказов писателя Бориса Егорова, нашего соотечественника, проживающего в Германии.

В баварском городке, где я сейчас живу, есть центральная площадь под названием Зонненплатц. Типа, Солнечная площадь. На ней расположены самые центровые магазины, здесь же время от времени устанавливаются всякие карусели и аттракционы. И, конечно же, здесь ставится в нужное время здоровенная елка. Половина площади заставлена столиками, где можно попить пива с жареными колбасками, или просто посидеть, покурить-отдохнуть.

На Зонненплатц малолюдно бывает очень редко, поэтому именно здесь расположились уличные музыканты. Постоянных тут – три человека. Дитер – мой приятель – с гитарой, Вацлав с какой-то гармошкой и Ахмед, который дудит в очень тоскливую дудочку. Со всеми этими лабухами я познакомился почти одновременно.

Ни в какую церковь я сейчас почти не хожу – есть на то веские причины — а привычка давать деньги на богоугодные дела осталась. Вот я и решил – буду «греть» музыкантов. Во-первых, играют хорошо, а, во-вторых, пашут с утра до вечера. Кидают им в коробки для денег в основном монеты, поэтому мои бумажные пятерки сразу привлекли их внимание. Так потихоньку и снюхались. Например, Ахмед – после того, как я объяснил ему, что от его дудки мне плакать хочется – при виде меня бросал дудеть и улыбался до тех пор, пока я не отходил подальше. Вацлав первый прибежал меня поднимать, когда я брякнулся у фонтанчика – костыль в ногах запутался.

Но всех ближе мы сошлись с Дитером-гитаристом. Даже если у меня не бывало пятерки, я покупал ему хоть сосиску в булке. Бывало, подсаживался к нему, он устраивал антракт, и мы лялякали о том-о сем.

И вот как-то в очередной раз занесло меня на площадь. Подошел к Дитеру, поздоровались. Положил я ему в коробку пятерку – которую он сразу убрал в карман – и присел рядом. Дитер говорит: «Как хорошо, Борис, что ты пришел. У тебя есть пятнадцать минут времени?» Я кивнул: «У меня времени – хоть .опой ешь.» Он хохотнул: «Посиди тогда, присмотри здесь. Мне очень срочно надо отлучиться. Никто ничего и так не тронет, просто грузчики из этого вот магазина могут гитару спрятать, потом придется их пивом поить. Шутят так…» Я плечами пожал: «Дал бы пару раз по балде – перестали бы шутить. Ладно, иди».

Дитер вприпрыжку удалился.

И вот сижу я, сижу, и начинаю ловить на себе недоумевающие взгляды. Люди идут и вроде удивляются. Типа, что это за хмырь с костылями на месте Дитера расселся, и чего он сидит молчит, не поет

Я подумал про себя: «А, действительно… чего это я…» Взял гитару, да как завопил «Постой, паровоз, не стучите колеса…» Видели бы вы эффект! Прохожие замерли сначала, потом потихоньку стали ко мне приближаться. Я пою, а сам думаю: «Счас либо денег дадут, либо на пинках с площади проводят…».

Кончился «Паровоз», я, не отходя от кассы, рванул «Yellow submarine». Слышу, кто-то уже подпевать начал. Дальше урезал «Мурку», потом «Let It Be». Когда я допевал «Охотный ряд», заметил, што эта наглая рожа Дитер притырился за публикой, и зырит, как слушатели монетки в коробку кидают.
Прижал я струны ладонью, опустил голову – типа, поклонился – и объявил во всеуслышание: «Финита, пардон, ля комедия.» Давно я не слышал аплодисментов в свой адрес. Вот послушал.

Монеток накидали прилично, и Дитер типа расстроился: «Ну, как теперь разаобрать – сколько было моих, а сколько стало твоих!» Я махнул рукой: «Твое, мое – Богово! Ладно, бывай здоров, мне идти надо. Подзадержался я тута с вами…» И пошкандыбал на бус, довольный, как слон.

Правда, малость настроение подпортил один русскоговорящий крендель. Шел он рядом и убалтывал меня устроить концерт у русского магазина в выходной – когда народу много. Он берет на себя микрофон, усилитель, динамики, а мое дело – глотку драть. Доходы – пополам. Я вздохнул, остановился, повернулся к кренделю: «Как приятно иметь дело с соотечественником. Не надо копаться в голове, немецкие слова подбирать.» И матом его, и матом… Продюсер… хренов.

Фото предоставлено автором

Фото предоставлено автором

Борис Егоров родился в семье советских дипломатов в 1952 году. Учился на факультете журналистики МГУ. Работал журналистом, кочегаром, бурильщиком, матросом, рабом.

С 2012 года живет в Германии без документов, не является гражданином никакой страны. В 2014 году стал победителем конкурса рождественских рассказов портала Lenta.ru.

Автор

Похожие статьи

Back to Top