Мурманск осаждают мигранты в ЕС. Ждет ли Россию европейский сценарий?

Мурманск осаждают мигранты в ЕС. Ждет ли Россию европейский сценарий?

Аналитика, Европа, ЕС, Интервью, Комментарий, Россия 1 комментарий к записи Мурманск осаждают мигранты в ЕС. Ждет ли Россию европейский сценарий?

Председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития, лидер Движения развития Юрий Крупнов — о том, чем принципиально отличаются мигранты и беженцы и почему Россия пока стоит в стороне от рукотворных миграционных потоков .

Несмотря на то, что основная масса беженцев с Ближнего Востока направляется в Европу напрямик, есть и поток, пусть небольшой, который затрагивает российские регионы. В частности, он проходит через Мурманскую область, откуда мигранты попадают на территорию Финляндии. «Широкой публике» об этом было известно немного, транзитные мигранты пока не доставляют проблем россиянам, в отличие от альтернативного потока в центре Европы. Но январь оказался тяжелым месяцем из-за холодов, и уже появлялась информация о смерти одного из таких беженцев – он замерз в машине, в которой просидел несколько суток.

Морозы в Мурманской области опустились в конце декабря ниже 30 градусов, что вызвало ответную реакцию Финляндии, власти которой, в частности, запретили переезд через пропускной пункт на… велосипедах.

За несколько месяцев этим видом транспорта воспользовалось несколько тысяч мигрантов. В последний месяц границу можно пересекать только на автомобилях, что и делают законопослушные «транзитеры», преимущественно из Сирии.

Для того, чтобы избежать ЧП с переохлаждениями, власти Мурманской области также дали определенные указания по размещению ожидающих своей очереди в гостиницах, где они обеспечены питанием, теплом и информацией. В администрации губернатора Мурманской области Накануне.RU сообщили, что решение проблем ближневосточных беженцев не входит в функционал региональных властей, тем не менее, определенная работа, прежде всего, разъяснительная ведется, а каких-либо инцидентов с участием местного населения зафиксировано не было.

Поток мигрантов идет с лета прошлого года, и направлялся в Норвегию и Финляндию. На настоящий момент, Норвегия прием мигрантов остановила, финские власти ежедневно сообщают о том, сколько человек готовы принять – количество варьируется, в среднем, от пяти до 20 человек в сутки. По данным, которые публиковались в СМИ, с начала года через границу прошло около 200 человек, преимущественно из Сирии, Афганистана, Ирака и Непала. За прошлый год через Мурманскую область проехало, по разным данным, более 30 тыс. транзитных мигрантов.

Между тем, к любой информации о ближневосточных беженцах в России относятся с настороженностью, особенно после новогодних каникул в Кельне и других городах Германии и Австрии.

Тему беженцев неожиданно поднял на недавнем Гайдаровском форуме по экономике «главный инноватор» («у нас очень много денег») Анатолий Чубайс, который начал говорить о «климатических беженцах» на европейском континенте и тех страшных угрозах глобальных миграционных процессов, которые ждут мир в целом, да и Россию конкретно в ближайшие годы в связи с изменением климата.

О том, чем принципиально отличаются мигранты и беженцы и почему Россия пока стоит в стороне от рукотворных миграционных потоков, рассказал в интервью Накануне.RU председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития, лидер Движения развития Юрий Крупнов.

— На Ваш взгляд, то, что Мурманская область стала транзитной для ближневосточных беженцев – есть ли в этом угроза для местного населения, опасность «расползания» беженцев по территории?

— Я, честно говоря, не вижу здесь проблемы, потому что все эти граждане, сколько бы их ни было, имеют визы. Они легально въезжают в Российскую Федерацию. И если их пропускают в Финляндию или в Норвегию, значит, власти этих государств тоже не видят ничего нелегального, поскольку нелегальных переходов там нет. Это не люди, перелезающие через забор. А если соблюдается визовый режим, то проблем никаких. Ведь основной вопрос не в том, что по визам нельзя въехать в Евросоюз, а в том, что люди просто без виз пересекают границы.

— То есть беженцы беженцам рознь?

— Безусловно, есть один поток абсолютно легальных мигрантов, которые въезжают по законам того государства, в которое направляются. И если уже после этого, этот мигрант, например, проникает незаконно из Норвегии в Германию, то это проблема не России, а Норвегии и Германии. И нужно очень четко понимать функцию основного потока, нелегального, по сути. Надо понимать, что он возник, несмотря на то, что конфликты в Сирии, в Ливии длятся уже минимум четыре года, только в прошлом году. Это абсолютно неслучайно, поскольку мы видим, что работают и некоммерческие гуманитарные организации, которые во многом стимулируют этот поток, работают пропагандистские сети. Работают те же власти Турции, которые распахивают двери, скажем, аккуратно. Получается, что поток нагнетается.

— Для чего?

— Все дело в том, что в мае-июне текущего года планируется подписание системы соглашений по организации Трансатлантического рынка. Это такие же соглашения, типа соглашения о Транстихоокеанском рынке, которые были подписаны осенью прошлого года. Это и есть главная задача – ослабить ЕС, деморализовать ЕС, поместить власти Евросоюза, прежде всего, Германии, в прострацию, в состояние невозможности принимать решения, для того, чтобы в ходе заключительных переговоров по подписанию соглашений о системе организации трансатлантического рынка все было исключительно в пользу США. Это, фактически, превращало бы Европу в экономическую полуколонию, а США позволяло бы создать своего рода «экономическое НАТО». Поэтому Европа ослабляется через нагнетание такого миграционного цунами и это происходит в конкретных временных интервалах – в течение прошлого года до мая-июня этого года. И все эти спектакли, в том числе, приставания к женщинам и т.д., организуются только для того, чтобы сломать идентичность европейцев и заставить их быть покладистыми на переговорах с США.

— И все же, можно ли говорить, что эта «миграционная бомба» локализована в Германии, Франции и не затронет нас во время «взрыва»?

—  Нас эта ситуация практически не затрагивает, мы, в этом смысле, им неинтересны. Хотя не будем забывать, что в прошлом году из-за ситуации на Юго-Востоке Украины, порядка миллиона людей, беженцев хлынули в РФ, и Россия их всех приняла и ничего катастрофического не произошло. Вопрос в степени нагнетания этой миграции. Мы видим, что это абсолютно рукотворное, мобилизационное нагнетание – в этом суть ситуации.

— На днях Анатолий Чубайс вдруг заговорил о скором изменении климата и неких миграционных потоках, которые резко начнут приходить в движение. Что Вы об этом думаете, стоит ли нам готовиться к этому и когда?

— Это временные границы 30-60 лет примерно. Но не будем забывать, что климатические изменения, как показывают исторические изыскания, по разным методам, от срезов деревьев до более тонких методов, имеют характер периодический. Часто не очень понятно, по какой причине происходят эти изменения. Переоценивать их не стоит, не стоит идти на поводу у того глобального лобби, которое все это сводит к глобальному потеплению по причине якобы избыточного развития промышленности, избыточной передачи в атмосферу углекислого газа и т.д. Это очень идеологизированная ситуация, которую нам не следует, по большому счету, принимать близко к сердцу. Россия – самая северная страна, с точки зрения системы расселения – две трети страны – это севера. Для России – потепление или даже небольшое похолодание, в принципе, ничего не изменит. Мы всегда жили в условиях, которые для других наций представляются невозможными не только для полноценной государственности, но даже для элементарного выживания. Проблема русских не в климате. Проблема русских в четком обозначении своих стратегических национальных интересов и целей развития.

Сергей Табаринцев-Романов

Автор

Похожие статьи

Back to Top