Исход из Таиланда. “Я не понимаю страха людей перед Россией”

Исход из Таиланда. “Я не понимаю страха людей перед Россией”

Аналитика, Главное, Соотечественники Комментариев к записи Исход из Таиланда. “Я не понимаю страха людей перед Россией” нет

Второй год подряд россияне, проживавшие в Таиланде на постоянной или полупостоянной основе, как легально так и не совсем, возвращаются на Родину.

Двукратное падение курса рубля и, соответственно, выездного туризма заставляют массы трудовых мигрантов и дауншифтеров из России оставлять тропический рай и возвращаться к родным березкам в самый разгар кризиса.

По данным Министерства туризма Таиланда, в октябре, когда в этой стране начинается высокий сезон, въездной турпоток составил 2 млн 229 тыс. человек. Прирост показали Китай (13%), Южная Корея (14,2%), Лаос (21%), США (10%), Индия (3%) и Британия (2%). Ощутимо просели Сингапур (–16,5%) и Гонконг (–12,7%). Наибольший спад — почти 40%! — пришелся на поток из России. По итогам 2014 г. министерство насчитало 1,6 млн человек, въехавших из РФ, тогда как в 2013-м таковых было 1,76 млн. За первое полугодие с. г. из России в Таиланд прибыло 579,5 тысяч. В результате, например, в Паттайе, по данным местной ассоциации отельеров, загрузка оте­лей в начале высокого сезона-2015 не превышает 54%.

Естественным образом больше всего страдает ориентированный на соотечественников бизнес, который в основном россиянам и принадлежит.
Александр Маркелов владеет мини-­кафе на рынке выходного дня в Пхукет-тауне. Когда в середине 2014 г. началась резкая девальвация рубля и количество его клиентов упало, он надеялся, что это временное явление. Но 2015 год, по его словам, разбил все иллюзии.

«Проходимость упала почти наполовину, — сокрушается Маркелов. — При курсе доллара в 40 рублей мы уже наблюдали снижение турпотока и падение покупательской способности, представьте, что происходит сейчас. Доходы мелких предпринимателей во многих случаях уже не позволяют покрывать аренду, затраты на воду, электричество и выплачивать кредиты. Кафе, магазины, различные лавочки закрываются в массовом порядке. Туристы стали гораздо экономнее, в связи с этим нам пришлось изменить ассортимент — например, отказаться от стейков, ведь говядина, свинина, курица в Таиланде стоят довольно дорого. Если раньше, до падения рубля, чистая выручка составляла в среднем две тысячи бат в день, то сегодня она едва дотягивает до 800. Основная моя задача — просто удержаться на плаву, но, откровенно говоря, я не уверен, что в 2016 году, когда высокий сезон закончится, это удастся».

Вслед за туриндустрией дерусифицируется тайский рынок недвижимости. По данным Международной консалтинговой компании CBRE, «квадрат» жилья в некоторых комплексах Бангкока к концу 2014 г. превысил 300 тыс. бат, то есть около 75 тыс. евро, причем больше всего в недвижимость (элитную) в 2014-м инвестировали россияне. Однако в 2015 г. доля наших соотечественников среди покупателей резко снизилась. Некоторый спрос, как обычно это бывает в кризис, проявляется к бюджетным вариантам — до 3 млн бат и элитной недвижимости — апартаментам и виллам стоимостью более 500 тыс. евро.

Анастасия Минкина, менеджер агентства недвижимости «Мой Дом Таиланд»: «Спрос на жилье значительно снизился, но все равно есть некоторый интерес к студиям и квартирам с одной спальней. Меньше всего изменился спрос на элитное жилье в курортных регионах».

Таунхаус на Пхукете с двумя спальнями и бассейном в нескольких километрах от моря можно приобрести по цене от 100 тыс. евро, равно как и апартаменты элит-класса с несколькими спальнями. Цены на роскошные виллы колеблются в пределах от 200 тыс. евро до нескольких миллионов. По данным СВRE, в сегменте экономкласса русскоязычных покупателей вытесняют граждане КНР. Иностранцы традиционно проявляют интерес к коммерческим объектам в Таиланде, особенно гостиницам, ведь, по прогнозам экспертов, общий турпоток в страну, несмотря на сокращение некоторых въездных рынков, будет только расти.

Илья Бробарец, вице-консул почетного консульства Королевства Таиланд во Владивостоке: «Не только кризис сыграл роль в падении спроса на недвижимость в Таиланде — я имею в виду именно продажи, а не аренду. На мой взгляд, причина заключается и в ужесточении визового режима для тех, кто находится на территории королевства более 30 дней. Послаблений здесь не наблюдается, поэтому россияне боятся связываться с тайским рынком. Более того, многие пытаются продать уже приобретенную недвижимость именно из-за визовых сложностей. При этом цены на нее, даже учитывая разницу в курсах валют, все равно ниже, чем в России.
Вообще, не могу не отметить, что именно в Приморском и Хабаровском краях интерес к отдыху на пляжах Таиланда снизился меньше, чем в других регионах страны».

Согласно аналитике СВRE, спрос россиян на аренду жилья в Таиланде в 2015 г. упал более чем на 30%, новогодние праздники не могут приблизить его к докризисному уровню. По данным тайских аналитиков, среди арендаторов неуклонно растет доля экспатов, за 2015 г. в Бангкоке она выросла на 9,5% и сегодня составляет 79 тыс. человек. Тем временем российские экспаты продолжают возвращаться на родину. «Исходят» обладатели work permit и нелегалы, семейные пары и одиночки, просветленные буддисты и любители злачной жизни.

«Когда я жила в Таиланде, то делила соотечественников на четыре категории, — рассказывает Анна Коро­стелева, редактор «МК во Владивостоке», два года возглавлявшая рекламную кампанию в медиахолдинге на Пхукете. — Первая — это вчерашние студенты, приехавшие за сабаем, — тусовщики, работающие просто потому, что им нужны деньги, в основном они живут нелегалами и не хотят лишний раз напрягаться. Вторая — люди более старшего поколения, те, у кого не сложилась жизнь в России, и кто опять же готов удовлетвориться морем и солнцем, а зарабатывать только на самое необходимое. Третья — семьи с детьми, которым важно создать лучшие условия для ребенка. И четвертая, самая малочисленная, — экспаты, ориентированные на карьеру и личностный рост. Несмотря на немалое количество соотечественников, отыскать такие кадры было очень нелегко — большинство ведь едет в Таиланд, чтобы быть там первоклассными тусовщиками, «ныряльщиками», а не первоклассными специалистами. Я лично люблю свою работу, общение с людьми, люблю динамику, и по возвращении во Владивосток лишний раз убедилась, что здесь можно работать именно так, как мне нравится, без оглядок на сабай, когда самое простое действие требует дополнительного контроля».

Сегодня для «ныряльщиков» и «тусовщиков» настали сложные времена. Шутка «Сдавать квартиру в Тае, чтобы на эти деньги жить в Москве», становится все актуальнее.

«Адаптироваться в России было нелегко»

Денис Ртищев, учитель истории из Партизанска: «Если Паттайя для туристов — это прежде всего тусовки и развлечения, то Пхукет — место семейного отдыха, где очень много частных детских садов, в один из которых мы и устроились: жена — воспитателем, я — поваром. Зарплата каждого составляла всего 15 тыс. ТНВ, что в самом начале нашего приезда было эквивалентно 30 тыс. рублей, а в середине 2015-го — 60 тыс. Да, это, конечно, немного, но и на проживание уходила очень скромная сумма. 7 тыс. бат стоила аренда домика в охраняемом районе — с холодильником, микроволновкой, кондиционером, стиральной машиной и полным комплектом мебели. У нас имелся даже крытый дворик. Расходы на свет, воду, интернет составляли еще 3 тыс. бат. Примерно 5 тыс. бат в месяц обходилось питание. Большая порция жареного риса с курицей и овощами, например, стоила 60 бат. Как видите, можно было неплохо экономить.

Когда рубль резко начал падать, для нас ничего не изменилось, цены в Таиланде оставались стабильными, а вот те, кто жил на дивиденды, получая доходы с недвижимости или рублевых вкладов в российских банках, начали массово уезжать. Я своими глазами наблюдал исход из Таиланда. Тот, кто сдавал в аренду московскую квартиру и неплохо жил на 50 тыс. рублей, теперь вынужден был укладываться в 25 тыс., а на эти деньги уже не так легко поддерживать красивый уровень жизни, особенно если у тебя семья.

Поначалу вокруг нас было много дауншифтеров, но по мере девальвации рубля их число таяло, причем лишь некоторые озадачивались поиском работы. У русскоговорящих стали возникать серьезные проблемы с трудоустройством. Путевки подорожали, и зимний сезон 2014–2015 гг. ознаменовался рекордно низкими показателями, что отразилось на мелком бизнесе. Мой приятель-индус, управляющий в одном из ресторанов, говорил, что эта зима «невероятна», и его заведение терпит большие убытки, потому что русские клиенты куда-то исчезли. Стали закрываться мелкие лавочки. Вместе с тем я наблюдал, как на смену российским туристам приходят китайские. Рынок тайской туриндустрии взял курс на КНР.

Этот жесткий кризис многих выбил из колеи, но могу привести примеры, когда люди до последнего цеплялись за «тайскую мечту», сокращали расходы на питание, переезжали в самые дешевые апартаменты без элементарных удобств, лишь бы не возвращаться на родину. Некоторые искали альтернативы с морем и солнцем — Бали, например, но, даже если на первый взгляд кажется, что жизнь там дешевле, при более детальном рассмотрении выясняется, что это не так. Плюс ко всему нестабильная политическая ситуация отразилась на визовых вопросах — бордерраны, позволяющие выехать в соседний Лаос и там сделать визу, отменили. Чтобы получить разрешение на проживание, многие стали искать обходные пути — записываться на различные курсы с целью раздобыть ученическую визу. С бордерранами было, конечно, проще и дешевле, но все равно визовые вопросы решаются относительно легко.

Могу сказать, что Таиланд — прекрасная страна, которая влюбляет в себя. К сожалению, там нелегко обустроиться с ребенком, частные школы очень дорогие, поэтому, накопив приличную сумму денег, мы вернулись в Приморье. Адаптироваться было нелегко, не хватало сабая, неприятно поразили цены в магазинах, а самое главное, меня настиг внутренний кризис — я задавался вопросом о том, чего стою, где могу найти себе применение. Однако все образовалось — я стал учителем истории и занялся делом, которое мне по-настоящему интересно».

Екатерина Зебзеева, журналист: «Я работала выпускающим, а потом главным редактором глянцевого журнала о красивом образе жизни на Пхукете. После того, как грянул кризис, представители медийной сферы друг за другом начали уезжать, потому что россияне затянули пояса, изменили планы на каникулы и просто перестали столь масштабно посещать тайские курорты. Соответственно, делать акцент на рекламу для России иностранным компаниям на Пхукете стало невыгодно. Это их мнение, моя точка зрения противоположна.

Большую роль в моем возвращении на родину сыграла элементарная тоска. Как бы дико для многих это ни звучало — я безумно соскучилась по русской зиме, я жду, когда все завалит снегом. Хочу запаха мандаринов и свечей, хочу проводить вечера со своей семьей, хочу русской кухни, в конце концов.

За два года я успела пожить и в квартире, и в собственном домике. За студию в кондоминиуме я отдавала 8 тыс. THB, тогда эта сумма равнялась примерно 8 тыс. рублей. За воду, электричество, интернет — еще 1 тыс. сверху. Потом я переехала жить в домик — и платила также 8 тыс. THB, только в этот раз в эту сумму закладывали и дополнительные расходы за свет, воду и интернет.

На 20 тыс. бат одному человеку без особых притязаний можно славно жить в тропиках. Конечно, запросы у всех разные… Но за время жизни в Таиланде я успела попутешествовать, увлечься тайским боксом, но не скопила денег и не приобрела чего-то грандиозного.

Часть ребят уехала, потому что элементарно   денег нет. На одном рисе долго не протянешь. Но есть и те, кто до сих пор хватается за соломинку и живет в тропиках, несмотря на колоссальные материальные проблемы. Откровенно говоря, я не понимаю страха людей перед Россией. Они говорят: «Нет, все что угодно, куда угодно, но только не в Россию». Они боятся зимы и русского менталитета, ищут лучшей жизни. Главный вывод, который я сделала, — куда бы ты ни поехала, ты всегда берешь с собой себя. Все проблемы, неудовлетворенность — в твоей голове».

Оригинал публикации: Конкурент.ру

Автор

Похожие статьи

Back to Top