“Россия по-прежнему живет в идеологической неопределенности”

“Россия по-прежнему живет в идеологической неопределенности”

Интервью, Медиа, Украина Комментариев к записи “Россия по-прежнему живет в идеологической неопределенности” нет

Интервью информационному агентству “Новый регион” в рамках в рамках спецпроекта «Кремлевская пропаганда: что это такое?»

Фото (С) Елена Волченкова

– В чем специфика информационной политики в России? Адекватно ли название «кремлевская пропаганда»?

– В настоящий момент информационная политика России, на мой взгляд, реверсивна. У российского государства нет собственной внутренней идеологии, поэтому информполитика России только отвечает на вызовы, причем довольно успешно, но не определяет собственную «позитивную» повестку. То есть, Россия с успехом отвечает на вопрос «Мы не», но не говорит «А кто мы?».

Это связано с тем, что Россия так и не определилась – что же с ней и с СССР (в ее понимании) произошло в 1991-м году. Если распад СССР – «величайшая геополитическая катастрофа 20-века», как определил это Путин, то, в той или иной мере, последствия этого надо исправлять, по крайней мере, в социальном плане. Однако в настоящий момент, мы видим, что Россия – это довольно странная смесь квазисоветско-имперской риторики и квазиолигархической (квази-потому что окончательные решения все равно принимаются с оглядкой на Путина, которого, при всем желании, олигархом назвать не получится) модели экономики.

Соответственно, идеологическая неопределенность внутри страны не дает сформировать «позитивную» информационную повестку, направленную вовне. Идеология евразийства зиждется исключительно на экономическом базисе (а экономическая конъюнктура изменчива), однако не формирует массовых культурных и общественных перспектив, а использует «остывающую» на наших глазах «энергетику» СССР. Это не следует воспринимать как исключительно негативный опыт, однако в любом случае нужно понимать как уже невозвратимое прошлое. И чем скорее Россия определится с тем, что она внутри себя самоё, с тем большим успехом она сможет на основе этого разъяснить своим партнерам перспективу совместного дальнейшего движения.

Прежде чем ответить на вторую часть Вашего вопроса о том, адекватно ли название «кремлевская пропаганда», я бы хотел заметить, что само слово «пропаганда» – от латинского propago – «распространяю», то есть предполагается в идеале распространение информации, точки зрения, и в этом контексте (донесение, распространение точки зрения Кремля) словосочетание «кремлевская пропаганда» не то что адекватно, но вполне уместно. Ровно также как «пропаганда Белого дома» и пр.

– В чем отличие современной информационной политики России от политики Украины и Запада (в т.ч., США, Европы)?

– Вопрос большой и сложный по причине географического «объема». Если говорить о внешней российской информационной политике, то отчасти я описал ее выше.

Что касается информполитики Украины, то я бы (с понятными и довольно большими упрощениями) описал бы ее как «макиавеллистскую», то есть «цель оправдывает средства». Допустимо все, что будет соответствовать официальной политике Киева, которую можно описать так: «Украина наконец-то окончательно освободилась от советско-российской оккупации, и все, что ей сейчас мешает на пути к светлому евробудущему – это российская агрессия».

Информационная политика Запада (если мы говорим о формирующем общественное мнение мейнстриме) определяется базовыми принципами либерализма, что, с одной стороны, позволяет «играть» на этом поле игрокам с разными взглядами. Однако с другой стороны – сами принципы либерализма формируют повестку таким образом, что наиболее востребованными, а значит, главными становятся те, кто транслирует наиболее соответствующую представлениям своей аудитории точку зрения.

Кстати, тут я бы еще отметил активно развиваемый и продвигаемый условным Западом формат так называемого гражданского ТВ, который, будучи воплощенным на постсоветском пространстве, принимает довольно диковинные, если не сказать – диковатые формы (примером на Украине – Громадьске ТВ, в России – «Дождь»), когда за красивыми фразами о «гражданской журналистике» зачастую скрывается элементарные непрофессионализм и хамство в прямом эфире.

– Основным источником пропаганды остается телевидение, или Интернет стал весомой альтернативой?

– Весьма условное противопоставление, рассматривая которое, следует учитывать то, о какой стране идет речь. Но в целом, я бы сказал, что основным (но не главным – этот парадокс требует отдельного разбора) источником информации остается ТВ.

– Как российскому обывателю критичнее относиться к получаемой информации? Достаточно ли рассматривать многочисленные альтернативные точки зрения, или он только запутается?

– Естественно, что чем больше альтернативных (понятно, в рамках законодательства) точек зрения, тем лучше. Однако зачастую альтернативность подменяется тезисом «Баба Яга – против». Что касается прямого ответа на ваш вопрос, то, конечно же, недостаточно только рассматривать многочисленные альтернативные точки зрения – собственные мозги и здравый смысл никто никому не отменял.

Оригинал публикации: ИА “Новый регион”

Автор

Похожие статьи

Back to Top